Научная библиотека МГУ имени М.В. Ломоносова
Научная библиотека МГУ имени М.В. ЛомоносоваЭлектронная библиотекаИз фондов НБ МГУИз истории съездов русских естествоиспытателей и врачей

Из истории съездов русских естествоиспытателей и врачей

 

С. Э. Шноль

при участии А. Ю. Овчинникова

Есть в истории события внешне не очень значительные, однако, именно они дают начало процессам, определяющим жизнь страны в будущем. Таковы Съезды русских естествоиспытателей и врачей. О них обычно не пишут в курсах истории. Но именно им обязаны мы становлением единой российской науки, концентрацией интеллектуального потенциала нашей страны. Всего с 1867 по 1913 г. состоялось 13 съездов. С речами и докладами выступали выдающиеся деятели нашей науки.

В библиотеке МГУ на Моховой, долгие годы хранились  труды и материалы всех тринадцати съездов. Теперь они в новом здании Фундаментальной библиотеки на Ломоносовском проспекте. Материалы эти представляют чрезвычайный интерес. Именно поэтому так важна для истории отечественной науки публикация их здесь, на портале библиотеки. Уже не только историк науки может изучать пути  становления и развития разных научных дисциплин в дореволюционной России, но и любой любознательный читатель может познакомиться с ними, прикоснувшись к живой истории.

Стремление к общению представителей разных специальностей – характерная черта науки разных стран во второй половине XIX века. Отмена крепостного права  вызвала чрезвычайную активность во всех слоях российского общества.  Многие деятели науки и просвещения  сочетали свои научные занятия с тем, что называется «общественной деятельностью».

Профессор Казанского (а позже Петербургского) университета Филипп Васильевич Овсянников, после участия в Кенигсбергском съезде в 1860 г. писал: «…я видел, как всё кипело учёной деятельностью. Я видел глубокое уважение, которое общество здесь питает к ученому сословию, и, признаюсь, мне стало особенно грустно. Отчего нет у нас в России подобных собраний, у нас, где ещё так много юных, непочатых сил, где земля так разнородна, так щедра, так мало исследована? Кому как не нашим учёным следовало бы с различных концов нашего огромного отечества съехаться хоть в три года раз, чтобы передать сотоварищам свои труды, обменяться впечатлениями, слить в одно целое жизнь Севера, Востока, Юга, Запада? Такие собрания, без сомнения, удвоили и утроили бы научную деятельность наших учёных».

В 1856 г. Карл Федорович Кесслер, в ту пору он был профессором Киевского университета (с 1842 по 1861 гг.), направил Министру народного просвещения (А. С. Норову) предложение о созыве таких съездов. Последовал отказ. В 1861 г. при содействии попечителя Киевского Учебного округа Н. И. Пирогова Кесслер получил разрешение созвать в Киеве Первый съезд учителей естественных наук. В 1863 г. в связи с предложением Кесслера, при поддержке Киевского Общества Врачей и Московских обществ Физико-Медицинского и Испытателей Природы, министр Просвещения «входит с всеподданнейшим докладом о дозволении ежегодных съездов русских естествоиспытателей и врачей». Но ходатайство опять «не удостоено было Высочайшего соизволения». После перехода К. Ф. Кесслера в С-Петербургский университет и по его инициативе начальство СПб учебного округа обратилось в 1867 г. к новому (вполне реакционному) министру народного просвещения графу Толстому. Граф внес в Совет Министров записку, в «которой испрашивал об исходатайстве Высочайшего соизволения о дозволении ему учредить периодические съезды… с тем, чтобы 1-й съезд был в СПб»… «Государь император на сие Высочайше соизволил…». 1-й съезд состоялся в Петербурге с 28 декабря 1867 г. по 4 января 1868 г. 13-й был  в Тифлисе 16 – 24 июня 1913 г. Намечен был 14-й в Харькове в 1916 г, но война, а потом  и революции не дали ему состояться.

К. Ф. Кесслер, уже тогда ректор Петербургского университета, был инициатором, организатором и Председателем 1-го съезда. Открывая съезд, он сказал: «…Я назвал счастливым для нашего Университета жребием честь, которой он удостоился, принять у себя настоящий съезд, так как питаю глубокое убеждение, что съезд этот окажет самое благотворное влияние на развитие у нас естествознания, а вследствие того сильно будет способствовать благоденствию русской земли, т. е. достижению той цели, к которой должны быть направлены все наши начинания и старания. … Как сочетанием сил обусловлен общий прогресс человечества … так тем же сочетанием сил обусловливается успех на каждом отдельном поприще… Вот почему в последнее время во всех цивилизованных странах так стали умножаться разнообразные общества, съезды, выставки … Как ни драгоценно для нас слово писанное, как ни важно для нас слово печатное, а ни то, ни другое никак не может заменить для нас слова изустного, беседы с глазу на глаз …. Если потребность в периодических съездах … есть потребность общая всем цивилизованным странам, то особенно сильно она чувствуется на Руси, где расстояния между лучшими городами так велики, где проповедники науки и деятели на различных поприщах промышленности еще так малочисленны. … Чтобы успешно заниматься естественными науками, необходимы бывают лаборатории и обсерватории, музеи и кабинеты, микроскопы и телескопы и вообще самые разнородные снаряды и инструменты. Подобные заведения и пособия встречаются у нас почти исключительно только в университетских городах, да и то частью в неудовлетворительном числе и состоянии. Во всех же других наших городах естествоиспытатели, занесенные туда судьбою, не только находятся почти всегда в полном уединении, но положительно бывают лишены возможности добыть какие-либо предметы, потребные для исполнения работы, даже самой незначительной. Им должна быть присуща любовь к науке непоколебимая, им нужна воля железная, чтобы не поддаться унынию, чтобы не впасть в бездействие. Вот для нравственной поддержки подобных разрозненных естествоиспытателей периодические съезды будут иметь огромное значение… Мы должны употребить все старания, чтобы усилить у нас деятельность на поприще естественных наук, принять все меры, чтобы направить эту деятельность на изучение нашей земли и на пользу нашей земли… Для своего благоденствия и могущества, страна наша более, нежели всякая другая страна Европы, нуждается в широком развитии естественных наук. Нынешний первый съезд русских естествоиспытателей может иметь для успешности этого развития огромное значение. Да будет же его девизом: бескорыстная, усердная работа, соединенными силами, для расширения и распространения естествознания, в пользу и честь русского народа, на радость и славу Царя-Освободителя». 

В пленарных заседаниях первого дня  съезда после Кесслера выступили Г. Е. Щуровский (биолог, геолог, выдающийся популяризатор науки, основатель и президент Императорского общества любителей естествознания, антропологии и этнографии)  с речью «Об общедоступности или популяризации естественных наук» и Е. В. Пеликан с  речью  «О значении естественных наук для юриспруденции».

В следующие дни с речами на «пленарных лекциях» выступали А. Н. Бекетов «О естествознании, как предмете общего образования»; А. С. Фаминцын «О воспитательном значении естественных наук»; М. И. Венюков «Об успехах естественно-исторического изучения азиатской России»; Э. А. Юнге «Опыт и умозрение»; А. Н. Советов «О значении естественных наук для сельского хозяйства»; Н. Ф. Здекауэр «Естествознание в гигиене»; Ю. И. Симашко «Естествоведение, как предмет народного образования»; Д. И. Менделеев «Заявление о метрической системе»; А. С. Фаминцын «О необходимых пособиях для преподавания естественных наук в средних учебных заведениях». Кроме того, работали «отделения»: Математики и астрономии (руководители А. Н. Савич и М. Ф. Окатов); Физики и Химии (руководители Ф. Ф. Петрушевский и Д. И. Менделеев); Минералогии и геологии (руководители Н. И. Кокшаров и П. А. Пузыревский); Ботаники (руководитель А. Н. Бекетов); Зоологии (руководитель К. Ф. Кесслер); Анатомии и физиологии (руководитель Ф. В. Овсянников).

На заседаниях Отделений выступали докладчики, чьи имена составляют славу российской науки. У физиков и химиков выступали Ф. Ф. Бельштейн, Д. И. Менделеев, Ф. Ф. Петрушевский, В. Ю. Рихтер, А. Н. Энгельгардт. У минералогов и геологов – А. А. Иностранцев. У ботаников – Н. Н. Кауфман, О. В. Баранецкий, И. П. Бородин, К. А. Тимирязев, А. Н. Бекетов, А. С. Фаминцын. У зоологов – М. Н. Богданов, Н. П. Вагнер, И. И. Мечников, Ф. Ф. Брандт, И. А. Маркузен. У анатомов и физиологов – Ф. Ф. Навроцкий, И. Ф. Цион, И. И. Мечников, М. М. Усов, А. Ф. Брандт, И. Р. Тарханов, Я. А. Дедюлин, Ф. В. Овсянников.

Во время открытия съезда зал университета на 2500 человек был полон, мест не хватало. Собственно членов съезда было около 500.

На съезд не смог приехать из Дерпта «знаменитейший из русских естествоиспытателей» академик К. Э. де Бэр. Он прислал съезду приветствие: «Naturae scrutatoribus Imperii Rossici salutem ex imo pectore dicit collega subscriptus. Jubeat Deus ter optimus maximus ut ex primo hoc eruditorum patriae nostrae conventu studium naturae et omnium bonarum artium laete efflorescat et fructus plenos et maturos reddat. Quod felix faustumque sit. C. E. de Baer.» Теперь, в отличие от участников и гостей съезда, большинству из нас нужен перевод (его сделал М. В. Мина): «Испытателей природы Российской Империи приветствует от всего сердца нижеподписавшийся коллега. Да повелит трижды благой и великий Бог, чтобы, трудами собравшихся здесь ученых отечества нашего, пышно расцветали и произвели обильные и зрелые плоды все славные науки. В добрый час. К. Э. де Бэр.»

Г. Е. Щуровский  в своей речи на открытии съезда среди прочего сказал: «…самое могучее средство для популяризации – родной язык… Язык каждого народа необходимо имеет свой особенный характер, не повторяющийся ни в каком другом языке, и исключительно понятный тому народу, которому он принадлежит, и для которого он служит внешним проявлением его духа или его характера. Характер народа кладет свою печать на грамматические формы языка и на их употребление. Слова и обороты, обозначающие равные понятия, но принадлежащие разным языкам, не могут быть тождественными; это только синонимы. Вот отчего самый близкий и верный перевод оригинального произведения никогда не может дать полного понятия о подлиннике…. Я веду к тому, что ни на каком языке мы не можем быть вполне понятны для русского народа, как на своем собственном…. Нельзя не пожалеть, что мы свое родное слово, обладающее почти всеми свойствами древних и новых языков, так неблагодарно меняем иногда на другие языки…. Пиша на иностранных языках, мы никогда не выработаем для себя надлежащего научного языка.» Во времена стремительного перехода науки на универсальный международный язык – английский, эти слова звучат удивительно актуально.

Однако в основном речь Щуровского посвящена конечно проблеме популяризации науки и роли в этом Съезда. «…популяризация естественных наук в наше время становится потребностью всякой образованной страны…. Съезды не только содействуют развитию науки вообще, но и распространяют ее в массе народа или общества». И вот заключительная фраза : «Наука за свою общедоступность или популяризацию была бы вознаграждена в десятки лет такими успехами, какие в настоящее время едва ли возможны в целые столетия».

2-й съезд состоялся с 20 по 30 августа 1869 г. в Москве. Съезд приветствует Московский городской голова князь В. А. Черкасский. Председатель съезда Г. Е. Щуровский. «Товарищи председателя» – заместители – К. Ф. Кесслер и П. Л. Чебышев. На съезде работают секции:

Анатомии и физиологии (председатели А. Н. Бабухин, П. П. Шереметевский); Зоологии и сравнительной анатомии (председатели А. П. Богданов, С. А. Усов, Я. А. Борзенков); Ботаники (председатели Н. Н. Кауфман, Н. И. Железнов); Минералогии и геологии (председатели Г. Е. Щуровский, М. А. Толстопятов); Физики и Физической географии (председатели Н. А. Любимов, А. С. Владимирский, Я. И. Вейнберг); Химии (председатель Н. Е. Лясковский); Математики, механики, астрономии (председатель А. Ю. Давыдов); Технологии и практической механики (председатели В. К. Делла-Вос, И. П. Архипов); Научной медицины (председатели А. И. Полунин, Н. А. Тольский, А. Н. Маклаков).

3-й съезд – в Киеве 20-30 августа 1871 г. Председатель съезда А. О. Ковалевский. Товарищи председателя Г. Е. Щуровский и Д. И. Менделеев. Члены Распорядительного Комитета Н. Н. Бекетов, П. Л. Чебышев, А. М. Бутлеров.

4-й съезд в Казани 20-30 августа 1873 г. Председатель Н. О. Ковалевский. Товарищи председателя К. Ф. Кесслер и А. М. Бутлеров. Кесслер («по некоторым обстоятельствам»), как и А. М. Бутлеров, должны были уехать. Кесслер предлагает вместо себя «поистине князя науки – Л. С. Ценковского». Вместо Бутлерова – А. С. Фаминцын.

Пропустим 5-й и 6-й съезды, и остановимся  чуть подробнее на 8-м и 9-м – самых многолюдных.

Председателем 8-го съезда был А. Н. Бекетов. Товарищами председателя – Николай Васильевич Склифосовский и Александр Григорьевич Столетов. Секретарем съезда был Василий Васильевич Докучаев. Почетным председателем был «Его Императорское высочество Великий князь Константин Константинович Романов», известный как поэт, подписывающий свои стихи КР.

В знак заслуг в качестве «учредителя» съездов, первым в списке членов съезда значился покойный К. Ф. Кесслер. Далее шли имена по алфавиту. Память Кесслера почтил и А. Н. Бекетов в речи при открытии съезда 28 декабря 1889 г.

Съезд «с Высочайшего Его Императорского Величества Соизволения» приветствовал министр просвещения граф Иван Давыдович Делянов (автор циркуляра, ставящего препятствия поступлению в гимназии «служанкиным, прачкиным, кухаркиным детям»). Выступил с приветственной речью Петербургский городской голова В. И. Лихачев. Потом были заслушаны вступитнльная речь А. Н. Бекетова, речь Д. И. Менделеева «Приемы естествознания в изучении цен», речь Н. В. Склифосовского «Нужды врачебного образования». На втором и третьем общих собраниях были речи: А. Г. Столетова «Эфир и электричество», А. С. Фаминцына «О психической жизни простейших живых существ», Н. Г. Вагнера «Взгляд физиолога и психолога на явление гипнотизма», Г. Г. Густавсона «Микробиологические основания агрономии», А. В. Клоссовского «История развития физического землеведения и организация физико-географических исследований», К. А. Тимирязева «Факторы органической эволюции», П. Ф. Лесгафта «О характере изучения естественных наук в высшей школе»

На съезде работали секции Химии (председатель Н. А. Меншуткин), Ботаники (А. С. Фаминцын), Зоологии (Н. П. Вагнер), Географии (А. И. Воейков), Медицины (В. А. Пашутин), Гигиены (С. В. Шидловский)

8-го января 1890 г. по окончании съезда «Государь Император соизволил принять в своем кабинете Аничкова дворца представителей 8-го съезда, профессоров А. Н. Бекетова, Д. И. Менделеева, Н. В. Склифосовского, А. Г. Столетова, В. В. Докучаева». Интересен выбор – царь, оказывается, разбирался в научных авторитетах.

И вот финальный фрагмент речи К. А. Тимирязева «Факторы биологической эволюции» на последнем пленарном заседании съезда: «Двадцатое столетие! Только 10 лет отделяет нас от него. Через 10 лет наш кичливый XIX-й век смиренно предстанет перед судом истории. Я полагаю, в этот день рядом с покаянием во многих и тяжких своих прегрешениях он приведет себе в защиту и то, что много и честно потрудился в области науки и, прежде всего, в изучении природы.

И когда их старшие братья, химики и физики предъявят свои блестящие завоевания, свои периодические законы элементов, учения о тождестве физических сил и сохранения энергии, и биологи выступят не с пустыми руками. Они предъявят не менее блестящее, широко захватывающее эволюционное учение, первый раз почувствовав под собой твердое основание на почве дарвинизма.

Если осьмнадцатый век сохранил за собой гордое прозвище века разума, то XIX-му, конечно, не откажут в более скромном прозвище – века науки – века естествознания».

И, наверное, самый интересный – 9-й съезд. Именно здесь в докладе Александра Андреевича Колли был поставлен вопрос о передаче наследственных признаков малым числом молекул. На этом съезде был студент Николай Кольцов, давший через 34 года ответ на этот вопрос – предложивший матричный принцип размножения «наследственных молекул» –  50-60 лет после 9-го съезда их работы не потеряли актуальности. Возможно потому, что российские исследователи решали большие, общенаучные проблемы.

Съезд работал в первые дни января 1894 г. – последний год жизни Александра III.

Работа его интересовала общество. На заседание в Колонном Зале Дворянского Собрания  11 января 1894 г. пришел Л. Н. Толстой. Вот как об этом вспоминал Н. К. Кольцов: «Пришел и сел среди президиума (рядом с председателем К. А. Тимирязевым) Л. Н. Толстой. Он явился в чужой лагерь естествоиспытателей и врачей послушать речь своего друга профессора В. Я. Цингера – математика, ботаника и философа-идеалиста – «Недоразумения во взглядах на основания геометрии». Когда я увидел Л. Н., то вспомнил фразу из его статьи «О назначении науки и искусства» – «…Ботаники нашли клеточку, а в клеточках-то протоплазму, и в протоплазме еще что-то, и в той штучке еще что-то. Занятия эти, очевидно, долго не кончатся, потому что им, очевидно, и конца быть не может, и потому ученым некогда заниматься тем, что нужно людям. И потому опять, со времен египетской древности и еврейской, когда уже была выведена пшеница и чечевица, до нашего времени не прибавилось для пищи народа ни одного растения, кроме картофеля, и то приобретенного не наукой…».

Противоречие между этими взглядами великого писателя и высказываниями собравшихся на съезд натуралистов особо подчеркивалось тем обстоятельством, что Л. Н. появился в зале…, когда с кафедры говорил проф. М. А. Мензбир – рассказывал про клеточку. И про ядро и про заключенные в ядре хромосомы, а внутри хромосом – другие «штучки» – иды и детерминанты (по Вейсману)…». Однако, когда вошел Толстой, участники собрания устроили ему овацию».

Председателем съезда был избран К. А. Тимирязев. Он открыл съезд речью «Праздник русской науки». С речами – пленарными лекциями выступили: И. М. Сеченов «О предметном мышлении с физиологической точки зрения»; Н. А. Умов «Вопросы познания в области физических наук»; С. Н. Виноградский «Круговорот азота в природе»; В. Я. Цингер «Недоразумения во взглядах на основания геометрии»; А. А. Колли «Микроорганизмы с химической точки зрения»; М. А. Мензбир «Современное направление в биологии»; А. И. Чупров «Статистика, как связующее звено между естествознанием и обществоведением». Кроме того, Президент Московского Математического Общества Н. В. Бугаев выступил с речью, посвященной 25-летию этого общества.

Вот список секций и их заведующих на 9-м съезде: Математика. (руководитель Н. Б. Бугаев, секретари В. В. Бобынин, П. В. Преображенский); подсекция Астрономии. (руководитель В. К. Цераский, секретарь П. К. Штернберг); Физика (руководитель А. Г. Столетов, секретари Н. П. Кастерин, П. Н. Лебедев, В. А. Ульянин); подсекция Метереологии и геофизики (руководитель Б. И. Срезневский, секретари Н. М. Кислов, Н. П. Мышкин); Химия (руководитель В. В. Марковников, секретари С. Н. Жуковский, И. А. Каблуков, А. Н. Реформатский, В. В. Рудкевич, А. А. Яковкин); Минералогия и геология (руководитель А. П. Павлов, секретари Е. Д. Кислаковский, А. В. Павлов, В. Д. Соколов, В. А. Щировский); Зоология (руководитель А. П. Богданов); подсекция Зоологии. (руководитель Н. Ю. Зограф, секретари Н. М. Кулагин, Г. А. Кожевников); подсекция Сравнительной анатомии (руководитель М. А. Мензбир, секретари П. П. Сушкин, А. Н. Северцов);  Ботаника (руководитель И. Н. Горожанкин, секретари В. М. Арнольди, А. П. Артари, Е. Ф. Вотчал, В. А. Дейнега, И. А. Петровский, Н. С. Понятовский); подсекция Анатомии и физиологии растений (руководитель И. А. Петровский); подсекция Морфологии и систематики (руководитель К. А. Тимирязев, секретарь В. А. Дейнега); Анатомии и физиологии (руководитель И. М. Сеченов, секретарь В. Н. Попов); подсекция Анатомии и гистологии (руководитель И. Ф. Огнев, секретари Н. В. Алтухов и М. М. Гарднер); Агрономия (руководитель И. А. Стебут, секретари В. Г. Бажаев, И. П. Жолцынский, А. И. Ковенко, В. Л. Ольшевский, А. П. Пахомов); География, антропология и этнография (руководитель Д. Н. Анучин, секретари Н. В. Гильченко, А. А. Ивановский); подсекция Статистики (руководитель А. И. Чупров, секретари В. А. Косинский, И. Х. Озеров, М. Н. Соболев); Медицина (руководитель В. Д. Шервинский, секретарь Л. Е. Голубинин); Гигиена (руководитель Ф. Ф. Эрисман, секретари В. Е. Игнатьев, В. В. Кувалдин).

10-й съезд прошел в Киеве в 1898 г. Первые годы царствования Николая II. Участники съезда посылают царю телеграмму: «Собравшиеся со всех концов русской земли на 10-й съезд русских естествоиспытателей и врачей всеподданнейше повергают к стопам своего Государя, высокого покровителя наук и державного защитника культурного развития народов, чувства глубочайшего благоговения перед великодушным призывом Вашего Императорского Величества всех народов к мирному соревнованию на поприще гражданского совершенствования». (Заметим, как не только стиль, но и содержание похожи на обращения к вождю всех народов И. Сталину в советское время.)

А царь «Высочайше повелеть соизволил – благодарить членов 10-го съезда … за выраженные чувства».

Из речей на этом съезде следует выделить: Д. И. Менделеев «О весах и мерах»; Н. В. Бугаев «Математика и научно-философское мировоззрение»; Н. Е. Жуковский «О воздухоплаваньи»; Ф. Н. Шведов «Космология конца XIX века»; Н. Н. Бекетов «Наша атмосфера во времени».

Наиболее масштабным научным событием представляется мне сообщение С .Г. Навашина об открытии им двойного оплодотворения у высших растений (наблюдения оплодотворения Fritillaria tenella). В оплодотворении участвуют две мужских гаметы – два сперматозоида – один сливается с яйцеклеткой (образуя зиготу), а другой с ближайшим «полярным ядром» (образуя в дальнейшем эндосперм). Из зиготы образуется зародыш, эндосперм обеспечивает накопление питательных веществ для него. Участника заседания секции Ботаника аплодировали услышанному.

11-й съезд состоялся в Петербурге 2-30 декабря 1901 г. Почетный председатель – Принц Александр Петрович Ольденбургский. Председатель Н. А. Меншуткин. Товарищи председателя – Н. А. Умов и И. М. Догель.

Принц Ольденбургский произносит при открытии съезда речь вполне в традиционном стиле: «…Государь Император Всемилостивейше соизволил повелеть мне приветствовать от его Августейшего имени 11-й съезд русских естествоиспытателей и врачей и пожелать съезду успеха в его деятельности. Счастливый исполнить таковую Высочайшую волю, сердечно приветствую вас, членов съезда, прибывших сюда со всех концов нашего великого Отечества.

Математика, естествознание, медицина, составляющие предмет ваших научных занятий, сделали за последние годы немаловажные успехи в России, и этими успехами мы в значительной степени обязаны тем самым деятелям, которые принимают участие в съезде.

Было бы излишне распространяться здесь о важности просвещения для такой мировой Державы, как Россия, и в особенности о важности для нее точного и положительного знания, обеспечивающего за нею высокое положение среди других мировых держав, столь преуспевших в изучении природных явлений.

Достаточно сказать, что наш возлюбленный монарх в числе первейших забот своего славного и благополучного царствования полагает, наряду с заботами о благах мира вообще, заботы об упрочении не только гуманитарного, но и естественнонаучного просвещения в России, как это явствует из свято чтимых нами заявлений с высоты престола.

Будем твердо уповать, что верная и глубоко преданная своему Державному вождю, Россия потщится и впредь оставаться на высоте требований, предъявляемых к ней её великим историческим призванием, выразителем коего служит для нее могучая Царская воля, искони руководящая её судьбами.

Позвольте же выразить уверенность, что 11-й съезд … окажется достойным продолжателем дела предыдущих съездов, оставившим по себе добрую и безупречную память, на славу русской науки, на пользу дорогому нашему Отечеству и на радость нашему Великому Государю!…».

Председатель съезда Н. А. Меншуткин в ответном слове сказал: «Ваше Высочество! Примите искреннюю благодарность за благосклонное принятие на себя обязанностей почетного председателя съезда и за заботу, которую Ваше Высочество проявили, чтобы придать съезду внешний блеск, подобающий высоте современной науки…». Сказано это вполне искренне, но как удачны  слова «внешний блеск»!

Война, революция, террор –  12-й съезд состоялся лишь через 8 лет – в Москве с 28 декабря 1909 г. по 6 января 1910 г.

Председатель съезда Д. Н. Анучин произносит речь: «Русская наука и съезды естествоиспытателей». Из прочего особо интересными представляются следующие обзоры – пленарные лекции: И. И. Бергман «Электричество и свет»; О. А. Баклунд «Главные течения в современной небесной механике»; П. И. Вальден «25-летие теории электролитической диссоциации и неводные растворы»; Б. Ф. Вериго  «Роль азота в обмене веществ животных»; В. И. Вернадский «Парагенезис химических элементов в земной коре»; Ю. В. Вульф «Строение, внешний вид и правильная установка кристаллов»; В. Я. Данилевский «Основной физиологический закон развития ума и воли»; Н. И. Криштафович «О последнем ледниковом периоде в Европе и Северной Америке»; Н. А. Морозов «Эволюция вещества на небесных светилах по данным спектрального анализа»; М. В. Павлова «Значение палеонтологии»; А. П. Павлов «О древнейших на Земле пустынях»; И. П. Павлов «Естествознание и мозг»; В. И. Палладин «Работа ферментов в живых и убитых растениях»; Д. Н. Прянишников «Университеты и агрономия»; А. Н. Северцов «Эволюция и эмбриология»; А. И. Чупров «Выборочные исследования»; А. Р. Эйхенвалд «Материя и энергия».

13-й съезд проходит в Тифлисе 16-24 июня 1913 г. Председатель И. А. Каблуков. Товарищи председателя Н. М. Кулагин и И. Г. Оршанский. Назовем лишь пленарные лекции (речи): А. Н. Северцов «Очередные задачи эволюционной теории»; В. И. Талиев «Мутационная теория и цветковые растения»; Н. Е. Жуковский  «Новые завоевания в теории сопротивления жидкостей»; Н. К. Кольцов «Мыслящие лошади…»; Л. И. Тарасевич «Явления анафилаксии и их биологическое значение».

Пример, поданный инициаторами Всероссийских съездов породил множество аналогов. В последней трети XIX-го века собирались на свои съезды представители разных наук. Изучение этих материалов позволяет в подробностях проследить, как на рубеже веков закладывались основания крупнейших и замечательнейших школ отечественной науки.